July 22nd, 2008

Пой, Алексашка!

словно надрыв струны...
струна оборвалась, треснула, в висок брякнула, руку оцарапала,
доска обломилась, у табуреточки ноженьки подкосились,
слишком много на ней выпито.
настоящая боль, она, это самое,
в размер не ложится, слов не находит,
а только так: ааарррргхх!
газетку постелил, нехитрые харчи разложил, завтракать сел.
бичпакеты - деликатес, ого!
беломорина, и из предметов роскоши - пепельница, консервная банка.
а больше что надо?
песню спеть,
дык а как ее споешь - струна оборвалась.
в узелок связал и заново натянул,
эх, пой, алексашка, друг!
поет, глотку дерет и думает,
хотя, наверное, нет, не думает, просто поет -
тем и ценен, потому и друг.
пой, алексашка, а после выпьем.
пой ниочемную злую песню,
а после и меня словам научишь
не все ж тебе петь, алексашка...